Ретейлеры провоцируют дефицит: треть человечества можно накормить продуктами с помойки
Главная » ЭКОНОМИКА » Ретейлеры провоцируют дефицит: треть человечества можно накормить продуктами с помойки

Ретейлеры провоцируют дефицит: треть человечества можно накормить продуктами с помойки

К 2050 году мир может столкнуться с нехваткой овощей, фруктов и хлеба

На планете Земля голодает 820 млн человек — таковы официальные данные ООН. Самое ужасное, что накормить их не проблема: человечество производит вполне достаточно еды, но вот распределяется она так, что каждый девятый недоедает. При этом треть всех производимых продуктов идет не в тарелки потребителей, а напрямую в отходы. И пока одни ведут существование на грани голода, другие позволяют себе оставлять в ресторанах дорогостоящие блюда или выбрасывать неэстетично выглядящие продукты в помойное ведро. Сетевые торговцы продовольствием в свою очередь вовсю делают оптовые покупки про запас, а затем со спокойной душой отправляют на свалку то, что не успели продать. Эксперты подсчитали: к 2050 году человечеству потребуется на 60% больше продовольствия, чем сейчас. Возникает вопрос: а хватит ли продуктов питания на всех, если обходиться с пищей столь нерационально?

Супер- и гипермаркеты тоннами выбрасывают продукты, еще вполне годные для употребления. Фото: Sigurdas3

Ответ на этот вопрос ищут и ученые, и политики разных стран. Одно из лежащих на поверхности решений — минимизация продовольственных потерь. Речь сейчас о продуктах питания, которые по ряду причин выбрасываются, не успев лишиться своих питательных свойств. Так вот, согласно данным ООН, на помойку ежегодно отправляются колоссальные объемы еды, еще годной к употреблению: 30% зерновых; 40–50% фруктов и овощей; 20% масличных семян, мяса и молочных продуктов; 35% рыбы. Масштабы потерь таковы, предупреждают эксперты, что, если не минимизировать их сейчас, в не таком уж далеком будущем — всего лет через 30 — еда может перейти в разряд роскоши.

Хлеб для помойки

Впечатлившись мировой статистикой продуктовых потерь, корреспондент «МК» предложила подругам провести эксперимент, чтобы выяснить, сколько еды у каждой из нас отправляется в мусорную корзину. Состав семей у всех разный. Одна живет с мужем, другая с родителями, а третья с кошкой. Спустя неделю мы вновь собрались, чтобы, так сказать, оценить масштаб бедствия. Результаты поразили. Девушка, которая проживает одна, только за сутки выбросила около 2,5 кг еды: просроченный творог, отварную рыбу, которую приготовила на несколько дней вперед, но не успела съесть, черствый хлеб, прокисшее молоко. Ее замужняя подруга в свою очередь отправила в мусоропровод недоеденный за чаепитием с друзьями торт, полкило овощей и фруктов. В общей сложности около 2 кг за день. Мама третьей девушки готовит на всю семью с запасом, чтобы на неделю забыть о плите. Как итог — рагу не доели, к винегрету не притронулись. Наши суммарные подсчеты показали, что продуктовые потери семей трех подруг за неделю составили около 20 кг. И так происходит на постоянной основе — изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год.

Ситуации абсолютно типичные и знакомы каждому. Хочешь позавтракать, а хлеба нет. Дорога с работы лежит через магазин. Приходишь со свежей буханкой домой и видишь, что тебя опередили: хлеб уже купил другой член семьи. Или так: распланировали ужины наперед, составили меню, заранее купили все необходимые продукты, но планы изменились. В понедельник после работы вас пригласили в гости, во вторник вы заехали в кафе, в среду устроили разгрузочный день. Спустя некоторое время открываем холодильник и выбрасываем все то, что уже несвежее. Другой пример: приготовила мама борщ на неделю вперед, а дети не стали его есть. Куда отправится содержимое кастрюли? Правильно: в унитаз! И это в обычных семьях со средними доходами. Что уж говорить о состоятельных.

Заметим, что современная торговля, особенно сетевая, тоже способствует формированию отходов. Многие хозяйки жалуются на то, что еще лет десять назад в хлебной палатке можно было купить половинку или четвертинку формового. Иначе говоря, столько, сколько было действительно нужно. Продукт не черствел, не пропадал. Сейчас в супермаркетах половинки в хлебных отделах почти не встречаются — изволь брать батон целиком. Бюджетный продукт продается только в полноформатном виде, который порой превышает аппетиты покупателей. А все то, что представлено на хлебных полках, так сказать, в миниатюре, зачастую с маркировками «цельнозерновое», «из муки грубого помола» и «диетическое», стоит в разы дороже.

«Отходный» промысел

И все же проблема выбрасывания еды характерна не только для каждой отдельной ячейки общества, но и для продуктовых магазинов — прежде всего из разряда «супер» и «гипер», — охотно отправляющих в утиль продукты, которые не успели реализовать. Только здесь речь уже не о килограммах, а о тоннах съедобного товара.

Группа блогеров выложила недавно на своем канале в Сети репортаж с одного продовольственного склада, который обслуживает две сети крупных супермаркетов. Там наглядно демонстрируется технология того, как каждый день выкидывается на свалку очень много еды, еще пригодной к употреблению.

На том складе находится разного рода товар, который комплектуется и отправляется по магазинам. А сами магазины в свою очередь присылают назад пустую тару и просроченные продукты. Привозят их в замороженном виде в небольших контейнерах. Работники склада все это взвешивают и помещают в холодильник. Список того, что покоится в таких контейнерах, весьма разнообразен: мясо и все его производные, молочные продукты, рыба, хлебобулочные и кондитерские изделия, консервы, замороженные пельмени, ягоды, пицца. На момент прибытия этой еды на склад период ее просрочки составляет максимум 1–2 дня, а иногда туда попадают и продукты, которые даже формально еще не просрочены. Доходит до того, что упаковку куриных яиц отправляют в утиль только из-за того, что одно яйцо треснуло. Магазину просто не выгодно нанимать сотрудника, который будет сортировать продукты, отделяя годные от негодных. Им легче выбросить всю коробку. В первую очередь продавцы избавляются от мяса, далее следует молочка: йогурты, творог, глазированные сырки.

Далее еда, хранящаяся в складских холодильниках, собирается и сваливается в большой грузовик, который отвозит ее на свалку. В среднем в машину влезает 80 контейнеров, а суммарный вес продовольствия доходит до 5 тонн. Погрузка осуществляется каждые два дня. Выходит, что за месяц выбрасывается 75 тонн еды, притом что около 75% содержимого грузовика пригодно к употреблению и не представляет вреда для здоровья, так как, повторимся, на склады продукты поступают в замороженном виде и зачастую с еще не истекшим сроком годности. Следует отметить, что многие продукты имеют так называемый «запас прочности»: они не портятся сразу по истечении своей гарантии. Но взять что-то из этих товаров себе нельзя, так как это собственность предприятия. Диву даешься: выкидывая продукты в помойку близ торговой точки, сотрудники магазина специально портят товар: выливают молоко, бьют яйца, открывают консервы, чтобы, не дай бог, никто не поживился «отходами», не заплатив.

Масштабы «отходного» промысла каждый может оценить сам: один гипермаркет крупной торговой сети только за сутки может выкидывать до 200 кг бананов и персиков, до 200–300 кг овощей, а также до 20 батонов хлеба, порядка 15 бутылок молока.

Спасение еды — дело рук потребителей

В конце прошлого года портал Rabota.ru опубликовал исследование, посвященное тратам россиян на продукты. Результаты неутешительны: 28% респондентов тратят на еду более половины месячного дохода, 61% опрошенных экономят в первую очередь на рыбе и морепродуктах, 53% предпочитают не тратить деньги на кондитерские изделия, а 47% не хватает денег на мясо. В целом 91% россиян признались в том, что когда-либо экономили на продуктах. Оставшиеся 9%, надо полагать, таких проблем не знают. Что лишний раз свидетельствует: в России распределение продовольственных ресурсов происходит неравномерно и даже несправедливо. Пока одни воротят нос от неприглядной, по их мнению, пищи, другие собирают последние гроши на хлеб.

«Главным вызовом является вопрос о способности граждан потреблять более рационально, минимизируя свои потери», — считает председатель Союза потребителей России Петр Шелищ.

Заметим, что в отличие от большинства развитых и развивающихся стран мира в России в принципе отсутствуют надежные данные о потерях продовольствия во всех звеньях цепочки от поля до мусорного контейнера. Эксперты, в том числе ооновские, по нашей стране пользуются лишь косвенными или оценочными суждениями. По-видимому, российские власти не считают проблему настолько важной, чтобы всерьез заниматься ее статистическим измерением.

Между тем Россия взяла на себя обязательства перед ООН сократить сельскохозяйственные потери и пищевые отходы в два раза. Пока в выполнение этой задачи верится с трудом. Массовая утилизация продуктов слишком дорого обходится российской казне. Остатки надо перераспределять, а не выбрасывать, утверждают со своей стороны независимые эксперты. Сейчас в мусорное ведро идет треть всей еды, а дальше, если ничего не предпринимать, будет только хуже. Значит, нужны государственные, законодательные решения — а их нет и не предвидится…

Приятного аппетита!

Пока государство безмолвствует, первые шаги на пути к разумному потреблению в России делают общественники, которые спасают нереализованный продуктовыми магазинами и ресторанами, но годный товар и распределяют его по нуждающимся. Один из специализированных благотворительных фондов продовольствия в 2018 году распределил по нуждающимся более 5,7 тыс. тонн продовольствия в 60 регионах страны, а стоимость продовольственной помощи составила около 1 млрд рублей. Ежемесячно подобная поддержка по благотворительной линии оказывается около 150 тыс. нуждающихся граждан по всей России. Однако для нашей страны масштабы подобной деятельности должны быть гораздо большими, ведь нуждающихся в тысячу раз больше!

Тот факт, что продовольственная благотворительность у нас, мягко говоря, не процветает, имеет конкретное экономическое объяснение. Такое «подношение» облагается налогом на прибыль, а списание продуктов как просрочки — нет. «При передаче товаров на благотворительность налогоплательщик — производитель, оптовик или ретейлер — дополнительно платит 20% налога на прибыль и 20 или 10% НДС. То есть добавочное налоговое бремя составляет до 40 рублей с каждых 100 переданных на благотворительность», — пояснил старший налоговый менеджер «ПрайсУотерхаусКуперс» (PWC) Максим Колпаков. Бухгалтерия наглядная: для бизнеса проще и выгоднее «лишнюю» еду выкинуть на помойку, чем передать малоимущим по благотворительной линии.

Многие неравнодушные граждане, не надеясь, что минимизировать продуктовые потери удастся в рамках государственной политики, начинают самостоятельно бороться за сохранность продовольствия. Например, некоторые энтузиасты (и это вовсе не бомжи и не нищие, а вполне себе средний класс!) переходят на весьма специфическую манеру питания — ищут годную еду на помойках близ кафе, ресторанов, продуктовых супермаркетов. Такую деятельность окрестили фудшерингом, или «банком еды». Одна из организаторов движения фудшеринга, Анна Успенская, рассказывала, что их волонтеры забирают ненужные продукты из торговой точки, проверяют на пригодность, отчитываются о весе «продуктового пакета», а затем распределяют еду среди нуждающихся.

Понятно, что перспектива шариться по помойкам в поисках продовольствия прельстит немногих. Но каждый потребитель должен осознать, что ему необходимо сыграть важную роль в деле спасения еды. И требуется для этого не так уж много: всего лишь регулярно соизмерять запросы со своими доходами, покупки — с потребностями, для адекватной оценки которых нужны определенные волевые и интеллектуальные усилия; стараться приобретать продукты с лучшим соотношением качество/цена и в количестве, не стимулирующем их превращение в мусор.

Отходы — не очень аппетитная тема. Но на самом деле она чрезвычайно важна как в масштабах страны, так и всей планеты. Если мы хотим быть уверены в том, что будущие поколения — наши внуки и правнуки — смогут прокормиться, человечеству так или иначе придется приучить себя не выбрасывать пригодную еду на помойку.

фото: Иван Скрипалев

Согласно результатам исследований ООН, продовольственные потери в промышленно развитых странах оцениваются в 1,3 млрд тонн в год, или более чем в $700 млрд. В развитых странах расточительство приводит к потере 30% продуктов.  

К примеру, Австралия — государство, входящее в число самых развитых стран мира, — в год теряет около 3,1 млн тонн съедобной пищи. Такой объем, как отметил первый секретарь посольства Австралии в Москве Дион Холпай, равен по весу 17 тысячам широкофюзеляжных пассажирских авиалайнеров Boeing 747! При этом, по его данным, 3,6 млн австралийцев испытывают нехватку продовольствия.

Эксперты отмечают, что в развитых странах до половины всего производимого продовольствия теряется на этапе конечного потребления. Можно сказать, что население этих государств просто бесится с жиру. Хорошо обеспеченные жители собственноручно выкидывают все то, что было куплено в избытке и вот-вот начнет портиться, а также ту пищу, которую просто не пожелали доесть. В число государств, чье население занимается пищевым расточительством, входят благополучные европейские страны, а также США.

В странах с развивающейся экономикой портится 40% сельхозпродукции. Причем в отличие от развитых государств большая часть еды здесь пропадает на ранних этапах продовольственной цепи. Причина — отсутствие надлежащих мощностей для хранения товара и грамотной логистики. Продукты портятся в пути и на складах, не успев добраться до потребителя. Стоимость ежегодных потерь в развивающихся странах оценивается в $300 млрд.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*